пятница, 22 сентября 2017 г.

29 российских бойцов против сотен боевиков в Сирии — уникальные кадры боя и прорыва окружения (ВИДЕО).


21.09.2017. 29 российских бойцов против сотен боевиков в Сирии — уникальные кадры боя и прорыва окружения (ВИДЕО).

Обнародованы уникальные кадры — атака, минометный обстрел, окружение и прорыв российских военнослужащих в сирийской провинции Идлиб. Взвод военной полиции Минобороны РФ и бойцы правительственных войск САР против сотен боевиков «Аль-Каиды».

Солдаты оказались в кольце врагов. Перед ними встала непростая задача — отразить нападения многократно превосходящих по численности террористов и дождаться подмоги. Сегодня стали известны новые подробности этой операции.

На любительской записи с телефона одного из обороняющихся видны первые мгновения атаки. Ранним утром террористы «Хайят Тахрир аш-Шам» («Джебхат ан-Нусра»*, сирийская «Аль-Каида»*) ведут обстрел поста военной полиции на границе провинций Идлиб и Хама. На видео хорошо видно, как взрывы мин один за другим, с каждым выстрелом миномёта всё ближе и ближе к наблюдательному пункту, на котором находятся военнослужащие военной полиции Минобороны РФ и сирийские бойцы.

Командир взвода российской военной полиции старший лейтенант Александр Самойлов рассказал подробности об этом бое:

«Когда начался минометный обстрел, мой взвод занял оборону на втором этаже согласно боевому расчету. Держали оборону до тех пор, пока не стали попадать минометные снаряды прямой наводкой по зданию. Второй этаж был разрушен, и мы переместились на первый этаж, где находились военнослужащие САР. Совместно с ними держали оборону», — рассказывает .

В подчинении лейтенанта Самойлова было 29 бойцов. Как сообщала «Русская Весна», в провинцию Идлиб это подразделение прибыло за неделю до вероломного нападения бандформирований. И все эти дни террористы держали наших героев в напряжении и постоянной боевой готовности.

Командир взвода также рассказал, что враг ежедневно осуществлял минометную пристрелку. Кроме того, дроны разведывали местность, пролетая над позициями наших бойцов.

На кадрах показана военная техника, которую эвакуировали с поста под Идлибом. Посеченный осколками водовоз уже не подлежит восстановлению. Около него разорвалась мина, выпущенная террористами. Прежде чем окружить наблюдательный пункт российских военнослужащих, боевики обстреляли его из артиллерийских орудий.

Интенсивный обстрел длился около 1,5 часа. Бандиты целенаправленно сначала разрушили дороги, ведущие к посту, чтобы отрезать пути отхода и подхода механизированных подкреплений. После этого враг взял в окружение российских военных полицейских и солдат Вооруженных сил САР.

Во время артобстрела были легко ранены несколько бойцов САА. Но положение наших героев с каждой минутой становилось всё тяжелее. После минометных ударов террористы начали наступление, используя танки и боевые машины пехоты. Но положение спас подоспевший спецназ Минобороны РФ. Силы специальных операций раньше всех пришли на помощь окруженным.

«Именно на своем направлении мы насчитали порядка 4–5 танков и столько же было БМП. В каждом БМП находилось порядка 8–10 человек. Плюс еще пехота шла. Предполагаю, порядка 90–100 человек шли на наши позиции», — в интервью говорит боец ССО Максим.

В составе Сил специальных операций создана и действует группа деблокирования, её целью является прорыв к подразделениям, окруженных врагом. Во ходе выполнения этого задания военнослужащие этой специальной группы отразили несколько атак боевиков.

С воздуха спасательную операцию прикрывали штурмовики Су-25 «Грач», уничтожившие тяжелую технику террористов, что сильно облегчило прорыв блокады. После мощных авиаударов ВКС РФ взвод военной полиции на бронированных автомобилях покинул свои позиции. Участники этого боя признаются, что выжить им помогла хорошая военная подготовка, слаженность действий и немного удачи.

«Чудо плюс наш командир. Моя жена позвонила и передала ему большой респект», — рассказал ефрейтор Андрей Владыкин.

«Я бы не сказал, что это удача. Это слаженные действия личного состава, который уже бывал в таких ситуациях», — не согласился командир взвода военной полиции старший лейтенант Александр Самойлов.

Спасённый взвод в настоящее время находится на военной базе на отдыхе. А раненые бойцы Сирийской Арабской Армии — в госпитале на лечении. Проходят лечение и несколько военнослужащих российского спецназа, получившие ранения в ходе спасательной миссии.

Эта спасательная операция названа уникальной. Одержать победу при малом количестве санитарных потерь в таких нелёгких условиях было очень сложно. Напомним, что в Министерстве обороны России вчера заявили, что часть военных представлена командованием к государственным наградам.

Читайте также: Кровавый провал: Хама завалена трупами и бронетехникой «Аль-Каиды», сожженной ВКС РФ и Армией САР (ВИДЕО, ФОТО 18+)


четверг, 21 сентября 2017 г.

29 бойцов военной полиции Минобороны России попали в окружение.


20.09.2017 - 19:06 СРОЧНО: Спасательная операция ССО: Российские военные попали в окружение боевиков в Идлибе. 29 бойцов военной полиции Минобороны России попали в окружение боевиков в ходе начавшегося вчера масштабного наступления в провинции Идлиб.

Полицейские несколько часов отражали атаки террористов совместно с ополченцами из местного племени Муали. Об этом представителям СМИ только что рассказал начальник Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Сергей Рудской.

Генерал добавил, что взвод военной полиции вывел из окружения спецотряд деблокирования при поддержке авиации ВКС России.

«Одной из главных целей действий боевиков была попытка захвата подразделения российской военной полиции, выполнявшего задачи на наблюдательном пункте, развернутом в этом районе в качестве сил контроля сил деэскалации», — сообщил Сергей Рудской.

Генерал-полковник уточнил, что в ходе нападения террористов «взвод военной полиции в количестве 29 человек оказался блокированным и в течение нескольких часов отражал атаки превосходящего противника плечом к плечу с отрядом племени муали, которое подписало соглашение о присоединение к режиму прекращения боевых действий и осталось ему верно в этой непростой ситуации».

«В данных экстремальных условиях командующим российской группировкой войск в сирии генерал-полковником Суровикиным, была сформирована группа деблокирования. В ее состав вошли подразделения Сил специальных операций, военной полиции, укомплектованной военнослужащими-выходцами из Северного Кавказа, и сирийского спецназа», — добавил начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил РФ.

Отряд деблокирования лично возглавил зам. начальника российского Центра по примирению враждующих сторон в САР Герой России генерал-майор Виктор Васильевич Шуляк.

Рудской отметил эффективные действия самолётов Воздушно-космических сил России:

«По террористам наносились удары авиацией. Действия отряда деблокирования постоянно поддерживались парой штурмовиков Су-25, наносивших удары по живой силе и бронеобъектам боевиков с предельно малых высот», — рассказал начальник ГОУ ГШ.

Генерал-майор также сообщил, что «в результате кольцо окружения было прорвано и подразделения вооруженных сил Российской Федерации с боями, без потерь вышли в район расположения правительственных войск».

Во время спасательной операции были ранены 3 военнослужащих Сил спецопераций Минобороны РФ. Все военные, принимавшие участие в этой уникальной операции, уже представлены командованием к государственным наградам.

http://rusvesna.su/news/1505923104

понедельник, 18 сентября 2017 г.

Психолог не рекомендует. “Откосить” от армии в Казахстане стало гораздо легче, чем попасть в ее ряды.


... Быть тому или иному юноше солдатом или нет, теперь во многом решает компьютер. Пресловутый человеческий фактор сведен практически к нулю. Мода давать и брать взятки отпала за ненадобностью.

Никакой даже самый борзый начальник не возьмет на себя смелость призвать на военную службу молодого человека, против которого по итогам теста выступит штатный психолог.

Все ходы здесь тщательно фиксируются, документируются, заносятся в электронную базу. Получается, что теперь в военкоматах не полковник “бог и царь”, не убеленный сединами военком и его замы. Солдатские судьбы теперь вершат обыкновенный старлей с дипломом психолога в кармане и военврач, вооруженный приказом министра обороны.

Кстати, в коридорах минобороны витают слухи, что этот довольно жесткий, если не сказать “драконовский” министерский приказ в ближайшее время будет пересмотрен в сторону смягчения требований.

– Мы же в конце-то концов не космонавтов набираем в отряд, а всего лишь солдат срочной службы, – откровенничает полковник Фархат КУРМАНГАЖИНОВ. – Сейчас требования по состоянию здоровья настолько жесткие, что преодолеть барьер молодому человеку, желающему призваться в армию, бывает просто невозможно. Медкомиссия вынуждена безжалостно срезать даже тех ребят, у кого незначительные, на мой взгляд, недочеты.

– Родители призывников жалуются, что и психологи ваши вставляют палки в колеса со своими мудреными тестами. Интересно, а мы с вами такой тест пройдем?

– Почему бы и нет? Давайте попробуем.

И дает после этих слов команду психологу указание – пропустить корреспондента через все круги “компьютерного ада”, чтобы впредь другим журналистам неповадно было.

Я помню выражение: “назвался груздем – полезай в кузов”. Но здесь совсем другое дело. Понимаю, что после того, как я сяду за компьютер в составе призывников и приступлю наравне со всеми отвечать на каверзные вопросы психологического теста, в конце должен буду обязательно получить вердикт – годен или не годен для службы в армии. Хорошо, если годен, а если нет?

– Конечно, это пытка для любого нормального человека – ждать ответ, годен или нет. Это как своеобразное клеймо. Раньше девчонки замуж не выходили за тех, кто в армии не служил. Было такое время. Расслабьтесь и отвечайте не задумываясь, – читает мои мысли и дает старт терзаниям старший лейтенант Нуркен АСКАРОВ.

– Отвечайте честно, искренне. Будете ловчить – компьютер сразу нам это покажет, а ваша голова от обмана тут же побелеет. То есть покроется инеем (улыбается). Вопросы несложные, но разглашать их законом запрещено, тем более фотографировать.

– А сколько их всего?

– Около трехсот. Бывает и меньше. Но это только психолог решает, какая именно методика будет применена к тому или иному призывнику. Вам достаточно ответить пока на эти триста. Готовы? Тогда время пошло.

Черная метка.

Тестовые вопросы не шокируют, скорее смешат. Ну как, скажите, нормальному человеку реагировать на такой: “Воровали в детстве игрушки у своих друзей?”. Признаюсь с ходу – воровал. (После при разборе мне психолог скажет, что именно такая группа простых на первый взгляд вопросов и определяет, лгу я или говорю правду в своих ответах.) Психологи утверждают, что все дети к этому склонны и это нормально.

Были вопросы и посложнее, скажем, готов ли я сурово себя наказать за какой-либо проступок? И тянет ли меня прыгнуть с крыши, когда я стою на карнизе 16-этажного дома и смотрю вниз? Отвечаю как на духу – тянет. На вопрос, бываю ли я вспыльчив, тоже отвечаю – “да”. О других вопросах рассказывать не могу, обещал психологу “не разглашать”. Слово надо держать. Кстати, в тесте и на это сугубо мужское качество сделан акцент – умеешь ли ты держать свое обещание? И что это мужское слово для тебя значит?

Примерно с двухсотого вопроса пошли задания на логику и графика. Надо было расставить фигуры или совместить их исходя из ситуации. Короче – чистая математика, в которой я не силен. На некоторые пришлось отвечать интуитивно. В итоге после 35 минут пытки психолог заглянул в свой компьютер и, чуть поразмыслив, заключил – для службы в армии ГОДЕН.

– Слава Всевышнему, – выдыхаю с облегчением.

– А бывают случаи, когда призывник специально заваливал тест? Или, напротив, стремился показаться гораздо лучше, чем есть на самом деле, чтобы быть призванным в ряды ВС во что бы то ни стало?

– Да, – отвечает психолог. – Всегда бывают попытки обмануть компьютер. Естественно, выявляем таких людей.

– И что тогда?

– Индивидуально по каждому принимаем решение. Беседуем, родителей оповещаем, в личном деле ставим соответствующие отметки. Но если человек не желает служить в армии по каким-либо причинам, упирается, говорит, что хотел бы получить отсрочку, то стараемся не тянуть его силой, благо выбирать есть из кого.

А если действительно не годен и склонен к суициду, но страстно хочет служить, то вы даете такому призывнику шанс?

– Ни в коем случае. Вот здесь срабатывает стоп.

По словам Нуркена Аскарова, в личном деле призывника на обратной стороне экзаменационного листа появляется отметка – “Психолог не рекомендует”. Своеобразная “черная метка”, которую комиссия не может игнорировать, чтобы впоследствии не попасть под уголовную статью.

И еще, на мой взгляд, один очень дельный совет дал полковник Курмангажинов всем призывникам и их родителям.

Не надо бегать от призывной комиссии, скрываться за границей, учиться до посинения, тратить деньги и тянуть время до предельного возраста в надежде, что после достижения 27 лет военный билет сам в руки упадет. Так можно запросто и под статью уголовную угодить за дезертирство или уклонение от службы в армии, нарваться на штраф и лишиться свободы года на два.

– Молодой человек получив повестку, в назначенное время должен явиться в соответствующий департамент по делам обороны и решать вопрос на месте, – продолжает полковник. 

– Подходить индивидуально по каждой новой “вводной” для получения законной отсрочки: учеба, женитьба, понос, золотуха... Мы же люди, а не звери. И не надо нас бояться как огня. 

Тем же, кто не совсем здоров или с законом был не дружен, советую не тратить времени зря и даже не пытаться в армейский строй просочиться. Или медкомиссия срежет или психолог.

Печатается в сокращении. Полная версия - https://www.caravan.kz/gazeta/otkosit-ot-armii-stalo-gorazdo-legche-chem-popast-v-ee-ryady-401355/

Психологическую службу Вооружённых Сил ждут серьёзные перемены.

На вопросы «Красной звезды» отвечает начальник Главного управления по работе с личным составом Вооружённых Сил России полковник Михаил БАРЫШЕВ.

– Система работы с личным составом – гибкий, динамично меняющийся механизм. Каких корректировок стоит ожидать в ближайшей перспективе?


– Одна из наших ключевых задач связана с модернизацией психологической службы в Вооружённых Силах. Известно, что должности психологов сегодня присутствуют в войсках в достаточном количестве. Однако встаёт вопрос качественного наполнения работы этих специалистов.

Каким образом психолог воинской части формирует свой план действий? Как он оценивает обстановку? Насколько объективны те документы, с которыми он работает? Вообще, надо признать, что сегодня в системе воспитательной, психологической, социальной работы присутствует очень много бумажной волокиты.

Я предложил сократить объём отчётной документации как минимум в 2,5 раза, особенно в звене «рота–батальон». Я считаю, что на первом месте должно быть дело, а потом уже бумаги. Конечно, документы объективного контроля, документы учёта вести необходимо. Но мы обязаны разгрузить командиров от большого количества бумажной работы, тем более что в ряде случаев она ведётся попросту формально.

Для специалистов психологической службы следует разработать более чёткие рекомендации их деятельности, наладить систему контроля. Изобретать ничего не надо – достаточно перенять эффективный опыт, накопленный в МЧС России. Систему психологической службы этого ведомства можно по праву считать эталоном, переняв его и для Вооружённых Сил.

С моей стороны уже озвучено предложение и подготовлен соответствующий доклад руководству Минобороны России о создании в ВС РФ единой информационной сети, которая объединила бы все рабочие места психологов. Именно такая схема успешно действует в МЧС России с 2008 года.

Её внедрение в армии и на флоте, по нашему мнению, даст ощутимый толчок в развитии психологической службы, обеспечит постоянный обмен современными методиками и информацией, создаст устойчивую связь с отдалёнными гарнизонами.

Это также позволит объективно оценивать работу психологов на местах, оказывать им помощь на расстоянии. Стоит отметить, что, несмотря на то, что психологическая служба МЧС выполняет задачи специфические, методология их работы в ходе ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций сравнима с работой наших психологов в районе восстановления сил, вышедших из зоны боевых действий.

Психолог должен стать серьёзным помощником командира. Недавно мы участвовали в учении с массовым десантированием и боевой стрельбой в 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Специалистами психологической службы Вооружённых Сил были применены новые подходы как в подготовке личного состава к участию в боевых действиях, так и их последующей реабилитации.

В октябре на учении ВДВ в Восточном военном округе планируем применить ещё более усовершенствованные методики, а на стратегическом учении «Запад-2017» хотим продемонстрировать руководящему составу Вооружённых Сил новый перспективный комплекс психологической разгрузки (в мобильном варианте).

Новации должны прийти и в систему оценки морально-психологического состояния войск – как своих, так и противника, причём не только во время ведения боевых действий, но и в угрожаемый период.

Ещё раз подчеркну – актуальной задачей является возвращение в комплекс, в матрицу принятия решения командирами всех степеней такого вида боевого обеспечения, как морально-психологическое.

В группе оценки обстановки командующего стратегическим направлением обязательно должны присутствовать офицеры группы морально-психологического обеспечения. Психологов следует закрепить и за конкретными подразделениями. Тогда они будут востребованы и принесут реальную пользу.

Для этого мы сегодня актуализируем структуру психологической службы, повышаем уровень квалификации её специалистов, их материально-техническую обеспеченность. Уже решается вопрос и о повышении уровня заработной платы психологов из числа гражданского персонала.

Источник - http://redstar.ru/index.php/component/k2/item/34393-rabota-s-lyudmi-osobaya-missiya

воскресенье, 17 сентября 2017 г.

Психологи Каспийской флотилии работают с экипажами кораблей.

Психологи Каспийской флотилии проводят комплекс социально-психологических тренингов с экипажами кораблей.


Для полноценного отдыха и эмоциональной разгрузки офицеров, мичманов и матросов после выполнения задач в Каспийском море психологи Каспийской флотилии проводят комплекс тренингов с экипажами кораблей.

Всего в тренингах примет участие около 500 военнослужащих. В течение пяти дней психологи проведут более 20 социально-психологических тренингов с использованием различных упражнений, направленных на снятие нервно-психологической напряжённости, эмоциональной разгрузки и восстановления.

В связи с тем, что на каждом корабле различные условия корабельного быта, специфика службы и численность личного состава, для каждого корабля были разработаны индивидуальные программы психологической реабилитации.

Особенность тренингов в том, что сразу несколько специалистов психологов одновременно работают с коллективом моряков, а сами психологи выступают не только в роли ведущих, но и являются равноценными участниками процесса.

Основным плюсом проведения таких занятий является возможность общения военнослужащих в непринуждённой обстановке, абстрагируясь от напряжённой службы на боевом корабле, эмоциональное расслабление и отдых.

Этому также помогают и специально подобранные психологами упражнения, прослушивание и просмотр специальных аудио- и видеозаписей, а также другие мероприятия по снятию нервно-психической нагрузки, что в свою очередь влияет на качество выполнения боевых задач экипажами кораблей в море.

Пресс-служба Южного военного округа


Специалисты психологической службы Каспийской флотилии провели психологическое изучение молодых офицеров, окончивших высшие военные учебные заведения в 2017 году и назначенных на первичные офицерские должности, с целью оценить мотивацию и ценностную ориентацию офицерского состава, выяснить их направленность на развитие личности, коммуникативные и организаторские способности.

Изучение офицеров проведено после их возвращения с зачётных тактических учений корабельных группировок, которые проводились в Каспийском море. На этих учениях вчерашние выпускники самостоятельно применяли полученные знания при выполнении учебно-боевых задач.

Подводя итоги тестирования, психологи выяснили, что все проверенные офицеры обладают мотивацией к военной службе выше среднего уровня, стремятся к достижениям и самосовершенствованию. У них присутствует тяга к чёткой и структурированной службе, военную службу считают интересной и полезной. Стиль руководства подчинёнными более 90% лейтенантов предпочитают демократический, а 55% считают соперничество полезным на всех этапах военной службы.

Психологическое изучение проведено с использованием АРМ ВП 83т379 (автоматизированное рабочее место военного психолога) со специальным программным обеспечением. Основное преимущество данного комплекса в том, что с его помощью время подсчёта и обработки результатов стандартного набора (так называемой «батареи») тестов у психолога занимает около 15 минут, в то время как ручная обработка тестов занимает около 2-х часов.

Пресс-служба Южного военного округа

Психологи МВАА приступили к комплексному тестированию курсантов.


Как сообщает сайт Минобороны России, группа психологической работы Михайловской военной артиллерийской академии в рамках изучения морально психологического состояния курсантов приступила к их комплексному тестированию с помощью специальных, адаптированных для Вооруженных Сил Российской Федерации,  методик и технических средств.


Проводимая работа позволит психологам академии выявить психологические особенности курсантов, провести анализ межличностных отношений и дать рекомендации курсовым офицерам и начальникам факультетов по особенностям работы с личным составом.


Как отмечает руководитель группы психологической работы Марина Доброрадных: «Результаты тестирования будут использованы в октябре текущего года в ходе проведения с курсантами первого курса психологических тренингов «Адаптация курсантов к военной службе».


Источник - https://vk.com/wall-48450764_10927

суббота, 16 сентября 2017 г.

Инженеры человеческих душ Черноморского флота.

На Черноморском флоте служат профессионально подготовленные и авторитетные специалисты по работе с личным составом, чья деятельность направляется заместителем командующего ЧФ по работе с личным составом контр-адмиралом Юрием ОРЕХОВСКИМ. 

Планирование и организация многосторонней деятельности возложены на отдел по работе с личным составом ЧФ, которым руководит капитан 1 ранга Вячеслав ВИТОЛЬД. Давно и успешно, на должном уровне справляясь с поставленными задачами, в составе отдела работает отделение организации работы с личным составом и морально-психологического обеспечения.

– Наше отделение предназначено для перспективного и текущего планирования работы с военнослужащими и гражданским персоналом отдела по работе с личным составом Черноморского флота, непосредственной организации мероприятий морально- психологического обеспечения, – рассказывает начальник отделения капитан 2 ранга Алексей ДУБОШЕЙ. 

– На отделение возложены функции, в том числе, подготовки организационно-методических указаний и рекомендаций по вопросам работы с личным составом, морально-психологического обеспечения в ходе боевой службы, подготовки и проведения мероприятий боевой и мобилизационной подготовки, караульной и гарнизонной служб и другие. 

Действительно, обязанностей у сотрудников отделения немало. И нет нужды доказывать тот факт, что от качества выполняемой ими работы напрямую зависят эффективность и результативность деятельности всех подразделений. 

С полной отдачей, всей душой болея за общее дело, здесь трудятся высокопрофессиональные специалисты, имеющие богатый опыт работы с личным составом, – старший офицер отделения Сергей ЩЁТКИН, Игорь ЧИЛИНГАРОВ и Сергей МАРЧЕНКО.

Не менее важную и ответственную работу выполняет отделение информационно-пропагандистской и культурно-досуговой работы, которое возглавляет капитан 2 ранга Александр ТИТОВЕЦ. 

Согласно направлению деятельности, в их зоне ответственности – организация и проведение общественно-государственной подготовки и информирования личного состава, других информационно-пропагандистских мероприятий, организация культурно-досуговой работы и культурно- художественное обслуживание личного состава флота, проведение мероприятий по организации отдыха и досуга военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала ЧФ.

Большой вклад в организацию информационно-пропагандистской и военно-патриотической работы вносят сотрудники отделения информационно-пропагандистской и культурно-досуговой работы. 

«Прекрасно справляются со своими обязанностями Сергей НИТКОВ, Виктор МАМОНТОВ, ведущий инженер Пётр ЯЧКУЛА, инструктор по военно-патриотической работе Виталий ЕРМОЛАЕВ», – отмечает капитан 2 ранга Александр ТИТОВЕЦ. 

Нельзя не отметить и результативную деятельность отделения психологической и военно-социальной работы, руководит которым капитан 2 ранга Олег ЯСАЙТИС. 

– Основная наша задача – методическое обеспечение правопорядка и воинской дисциплины. А если точнее – оказание военно-социальной помощи военнослужащим, гражданскому персоналу и членам их семей, анализ и профилактика правонарушений, – отмечает Олег ЯСАЙТИС. 

– Поставленные перед отделением задачи успешно решаем благодаря профессионализму, ответственности, неравнодушному отношению к делу специалистов – Виктора Ивановича КОЗЛОВА, Андрея Павловича БАЧКОВА.

Приоритетное внимание уделяется работе непосредственно в подразделениях, частях и соединениях. Работе, которая дает вполне конкретные положительные результаты. 

Сложно представить эффективную деятельность отдела по работе с личным составом ЧФ без центра психологической работы, руководит которым капитан 2 ранга Светлана ХАРИТОНОВУ. Основная задача центра – организация психологической работы в органах военного управления флота, объединениях, соединениях и воинских частях флота. 

Специалисты трех групп – организации психологической подготовки, психологического сопровождения, психологической помощи и реабилитации – успешно используют в своей деятельности профессиональные знания, богатый опыт практической работы. 

Несколько лет результативно работает в отделе по работе с личным составом флота отделение по работе с верующими военнослужащими, возглавляемое Александром ЛИТВИНЕНКО. 

На отделение возложены функции организации и проведения духовно-просветительской работы с верующими военнослужащими, координация межрелигиозных отношений, оказание помощи командирам в укреплении единоначалия, разъяснения важности решаемых задач, поддержания сознательной воинской дисциплины, профилактики и недопущения негативных проявлений в армейской среде и многие другие. 

Подводя итог вышесказанному, с уверенностью можно сказать, что отдел по работе с личным составом ЧФ сегодня – это коллектив единомышленников, профессионалов, болеющих душой за порученное дело, стремящихся делать его максимально эффективно, преодолевая трудности и не считаясь с личным временем. 

Людмила ГОРМАЛЁВА.
Фото Александра Григорьева.

Полная версия - http://sc.mil.ru/files/morf/military/archive/FR_2017-09-08.pdf

Первое заседание философско-психологического клуба при кафедре психологии Военного университета МО РФ.


БУДУЩИЕ ВОЕННЫЕ ПСИХОЛОГИ РАЗМЫШЛЯЛИ ОБ ИДЕАЛЕ СЛУЖЕНИЯ И НРАВСТВЕННЫХ ПРОТИВОРЕЧИЯХ ВОЙНЫ.

Как сообщает сайт Министерства обороны РФ, 6 сентября в Военном университете прошло первое заседание философско-психологического клуба.

Курсанты первых-третьих курсов факультета морально-психологического обеспечения войск встретились с протоиереем Дмитрием СОЛОНИНЫМ, заведующим сектором сухопутных войск Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, помощником начальника Военного университета по работе с верующими военнослужащими.

Участники заседания обсудили тему: «О сопротивлении злу силою: Иван Ильин VS Лев Толстой». В ходе встречи протоиерей Дмитрий Солонин рассказать о своей работе в горячих точках, ответил на вопросы курсантов, прояснил свою позицию по вопросу об отношении христианства к ратному делу.


Сергей ДАНИЛОВ, доцент кафедры психологии Военного университета, руководитель философско-психологического клуба: «Для формирования будущих офицеров как элиты Вооруженных Сил, повышения их самооценки, формирования и удовлетворения интеллектуальных запросов и эстетических потребностей, развития духовного мира огромное значение имеют внеаудиторные формы образовательной деятельности. 

Действующие при кафедре психологии клуб психологического кино, философско-психологический клуб, посещение курсантами музеев, театров, выставок, концертов позволяют будущим офицерам дышать воздухом культуры, дарит радость переживания самых высоких человеческих и гражданских чувств, укрепляет память о защитниках Отечества, веру в любовь, верность, честь и благородство, способствует глубокому усвоению исторических традиций Отечества и Вооруженных сил».

Автор: ОПСС
Тема: Психологи силовых структур







http://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12126511@egNews
http://psyrus.ru/news/news_rpo/index.php?news=6562

Александр Лапин. В Сирии применяются новые способы ведения войны.


16.09.2017 - 1:42 Обогнать США: Под прикрытием «Солнцепёков» и ВКС РФ «Тигры» готовят переправу через Евфрат — репортаж РВ (ФОТО) | Русская весна

Для развития успеха в Дейр-эз-Зоре Сирийской арабской армии жизненно необходимо в скорейшем времени переправится на левый берег Ефрата. Такую ответственную задачу поручили одному из героев Сирии знаменитому генералу Сухейлю Аль Хасану («Тигр»), который участвовал в деблокировании города.

«Русская Весна» предлагает вниманию читателей эксклюзивный фоторепортаж с места событий. Для обеспечения форсирования реки Евфрат отряды «Тигров» были усилены тяжелой техникой. К Северу от Дейр-эз-Зора в районе Айяш размещены системы залпового огня «Град», значительное количество артиллерии и тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепёк».


Кроме того, в распоряжение штурмовых групп прибыл понтонно-мостовой батальон сирийской армии, силами которого и готовится переправа. Стоит отметить, что форсирование Ефрата, станет не только очередной крупной победой правительственных войск над группировкой ИГИЛ*, но и предотвратит продвижение курдов вдоль левого берега реки, что значительно снизит влияние США в Сирии.

В настоящее время реку форсировали небольшие отряды САА — штурмовые подразделения, которые удерживают плацдарм для подготовки высадки основных сил. Рядом с городом подготовлена вертолётная площадка, где стоят военно-транспортные Ми-8 .

ВИДЕО. Репортаж Евгения Поддубного из Дейр-эз-Зора (Сирия). Евгений окончил Белгородский государственный университет (БелГУ) по специальности «психология».



16.09.2017 - 1:30  При освобождении сирийского Акербата применили новые способы ведения военных действий | Русская весна.

Новые способы ведения военных действий применялись при освобождении Акербата в рамках подготовки наступления на Дейр-эз-Зор, сообщил журналистам в пятницу начальник штаба российской группировки войск в Сирии Александр Лапин.

Он напомнил, что Акербат был освобожден 2 сентября в ходе успешной наступательной операции сирийских правительственных сил при непосредственной поддержке ВКС России.

«Данный город находится в центре Сирии и являлся непосредственным оплотом ИГИЛ*, поражение которого позволило развить решительные наступательные действия на Дейр-эз-Зор, выйти на рубеж реки Евфрат, деблокировать и освободить Дейр-эз-Зор», — сказал Лапин.

«Здесь (в Акербате) безусловно примерялись новые способы ведения военных действий», — рассказал генерал.

По его словам, «наносилось мощное огневое поражение ВКС России, осуществлялось окружение тремя охватывающими ударами, расчленение группировки противника по частям, разгром и уничтожение остатков боевиков в южных районах города».

Российская авиация уничтожила три кустарных завода в Сирии, которые изготовляли так называемые «шахид-танки», впервые использованные террористами «Исламского государства» (запрещена в РФ). Об этом сообщил журналистам генерал Александр Лапин, возглавляющий штаб группировки войск РФ в Сирии.

Он уточнил, что отличительной чертой танка-шахида является заложенные в их башню противотанковые мины, тротил, амиачная селитра. По словам Лапина, чаще всего это танки Т-55 или Т-62. Уничтоженные заводы базировались в провинциях Эс-Сухна и Дейр эз-Зор. Генерал отметил, что подобные танки способны причинить серьезный урон.



Лётчик-снайпер ВКС России предотвратил прорыв из Акербатского котла (ВИДЕО)

15.09.2017. Российская авиация продолжает оказывать поддержу сражающимся с террористами отрядам Сирийской Арабской Армии. Заблокированные в Акербатском котле боевики регулярно пытаются организовать прорыв, однако любые попытки сделать это подавляются еще на начальной стадии.

«На днях один из отрядов ИГИЛ* при поддержке танка предпринял попытку штурма позиций САА. Разведчики заблаговременно обнаружили танк, о чем незамедлительно сообщили своему командованию. В указанный район сразу же было направлено звено бомбардировщиков Су-24», — рассказал РВ военный источник.

«В результате снайперского попадания в корпус одной единственной осколочно-фугасной зажигательной авиабомбы (ОФЗАБ-500) в танке произошла детонация боекомплекта. Отряд террористов, оставшись без поддержки и неся большие потери, ретировался», — добавил офицер.

«Помимо уничтожения оперативно выявляемых объектов противника, авиация Воздушно-космических сил Российской Федерации постоянно наносит удары по ключевым объектам обороны террористов, пунктам управления, где уничтожаются полевые командиры, и районам сосредоточения большого числа живой силы и автомобильной техники», — подытожил собеседник «Русской Весны».

Источник: http://rusvesna.su/news/1505401425



15.09.2017 - 20:53 Разгром ИГИЛ в котлах: Стал известен секрет больших побед Армии Сирии и какую роль в них играет Россия (ВИДЕО) | Русская весна

Сирийская арабская армия достигла больших успехов в борьбе с ИГИЛ в центре и на востоке страны. Большая роль в этих победах принадлежит и российским военным. Не только самолеты ВКС России наносят ежедневно удары по террористам, но и на земле российские военные советники готовят сирийские отряды к борьбе с боевиками ИГИЛ*.

В частности, наши военные готовят сирийских военнослужащих для 5-го добровольческого штурмового корпуса, который был создан совсем недавно и уже прославился множеством громких побед над террористами в этом году. О том, что бойцов 5-го корпуса готовит Россия, не раз сообщалось, но никогда не публиковались кадры из главного учебного центра.

«Русская Весна» предлагает своим читателям эксклюзивный ролик о подготовке новых победоносных подразделений САА.

В целях эффективного ведения боя российскими специалистами разработана система обучения, пополнения и проведение с вновь образуемыми подразделениями боевого слаживания. Подготовка проходит в учебном центре «Дрейж», на котором внедряется и проходит доработку под местные особенности новая система обучения. Срок обучения составляет до 20 суток.

Личному составу вручается штатное оружие, с которым они проходят обучение и в дальнейшем отправятся уже с пристрелянным оружием на передовую.

Вместе с тем в учебном центре готовят гранатометчиков, расчеты, ПТУР и особенности ведения боя в городских условиях. Всего в новый курс обучения входят занятия по огневой, специальной, тактической, физической, строевой, разведывательной и военно-медицинской подготовке.

Выпускники этого учебного центра уже показали свою боевую выучку при окружении большой группировки террористов на востоке провинции Хама и штурме оплота ИГИЛ в Центральной Сирии — Акербата.





четверг, 14 сентября 2017 г.

Майор Елена Рапопорт - офицер по работе с личным составом.

В Вооружённых Силах России военнослужащих-женщин в офицерских погонах уже немало. Они служат в медицинских подразделениях, связистами, в службах тыла. Но женщина-офицер по работе с личным составом пока большая редкость. Хотя, если знать специфику работы воспитателей в погонах, работа с людьми вполне женское дело. 

Женщине присуще контролировать, учить, вникать в вопросы детей, мужа, друзей, коллег. Она и выслушает, и поймет. По природе своей женщина – созидатель, умеющая принять, понять и разделить чужую боль. Возможно, поэтому в большинстве своем на флоте психологами работают именно женщины. А офицер-воспитатель – это должность, совмещающая и боевую подготовку, и психологию.

Заместитель начальника узла связи Крымской ВМБ по работе с личным составом майор Елена Рапопорт именно тот уникальный пример флотского офицера-воспитателя. Поклонница Бальзака, спортсменка, дипломированный военный журналист, юрист, мама двоих детей, плюс ко всему милая и обаятельная молодая женщина. 

Ее образ никак не вяжется с военной службой. Хотя сама Лена о себе говорит, что хоть она по своей сути скорее всего человек не военный, но вместе с тем системный. Для нее везде и во всем должны быть четкость, порядок и последовательность. Что, собственно, и необходимо в деятельности любого военнослужащего. 

Как сложилось, что девушка выбрала именно военный путь? Елена честно признаётся – все банально и повторяемо, как и у большинства военных. Примером для нее были два старших брата, дослужившиеся до звания полковника, поэтому и выбор младшей в семье был предопределен семейной традицией.

Правда, Елена нашла компромисс между решением семьи и личным желанием. И окончила факультет военной журналистики. 

Сегодня Елена проходит службу в составе узла связи КВМБ Черноморского флота. Конечно, начальник узла капитан 1 ранга Дмитрий Лекарев вначале отнесся к назначению женщины на должность зама с некоторой настороженностью. Но вместе с тем поддерживал, учил и помогал молодому офицеру Елене Рапопорт в становлении на новой должности.

– Я постаралась служить и выполнять свои функциональные обязанности так, чтобы заслужить доверие и не стать балластом в коллективе, – говорит майор Рапопорт. О своей работе Елена Михайловна рассказывает с интересом, нескрываемым энтузиазмом, а главное искренне: 

– Конечно, женщина в армии, возможно, и не самое боевое звено. Но что касается должности воспитателя, на мой взгляд, это очень женская работа. Ведь мужчинам мало присущи такие качества, как сострадание и эмпатия. Да и людям легче раскрываться, делиться своим наболевшим с женщиной. Приходят ко мне с разными вопросами. И служебными, и личными, и бытовыми. Вникнуть в проблему, помочь человеку – для этого надо затратить немалый личный психологический ресурс. Но тем и интересна, а главное – важна работа офицера-воспитателя. 

Служба – это большая ответственность и самоотдача. Чаще люди, работающие на боевых постах, устают морально. Нагрузки-то большие. А плюс ещё и проблемы, которые есть у каждого. Поэтому иногда достаточно человеку просто выговориться, поделиться наболевшим. За несколько лет работы в коллективе уже знаю людей, изучила их деловые и моральные качества. Работаем в одной связке, в тандеме. В общем, моя должность мне нравится.

Да, начинать службу в новой должности майору Елене Рапопорт было нелегко. Но адаптировалась она быстро, вникла в функциональные обязанности активно. Благо на ниве воспитательной работы учителя были хорошие. О заместителе начальника центра связи ЧФ капитане 2 ранга Игоре Канищеве Елена Михайловна говорила с особой теплотой и благодарностью: 

– Это большая, редкая удача получить от судьбы такого начальника, наставника, учителя, как Игорь Николаевич. Он своим примером показал, как надо работать с людьми. Внимание к каждому и понимание каждого. Канищев настоящий пример истинного офицера-воспитателя. Кто бы сомневался в профессионализме Канищева! 

К слову сказать, в прошлом году в праздничном номере, посвящённом профессиональному празднику офицеров-воспитателей, именно он был героем нашего повествования. Возможно, стать военной, более того, офицером по работе с личным составом, Елене было определено судьбой. Ведь 11 сентября, помимо своего профессионального праздника, она ещё отметит и свой день рождения. Вот такое интересное жизненное совпадение. Поэтому дважды и поздравляем! 

Елена ЛОГВИНЕНКО.
Фото Александра Григорьева.

среда, 13 сентября 2017 г.

«Не думал, что придется воевать», — танкист, сбежавший из ВСУ.



В День танкиста опубликовано интервью с луганчанином, служившим танкистом в украинской армии и сбежавшим из рядов ВСУ.

— Как ты попал в ряды вооруженных сил Украины?

— После окончания машинститута (ныне Луганский национальный университет имени Владимира Даля — прим. ред.), еще до начала войны и всех этих событий меня призвали в армию, на срочную службу.

Я попал в танковые войска и мне там понравилось. Специальность у меня была мехвод (механик-водитель). Танк вообще вещь интересная, и я решил остаться на контракт.

— Где встретил войну?

— Изначально мы под Мариуполем стояли. В ВСУ тогда почти все были контрактники, молодежь в основном, в возрасте до 30 лет.

— Какие условия жизни там были?

— Базировались человек по 40–50 максимум. Снабжение до начала боевых было не очень. Снаряды были, а еды практически нет. Из еды у нас был хлеб и консервы с килькой в томате. Так мы питались две недели — килька и хлеб, я на нее до сих пор смотреть не могу. Из одежды толком ничего не выдавалось — могли какие-то трусы с майкой привезти и на этом все.

— А как вам объясняли сложившуюся ситуацию?

— Изначально, когда нас под Мариуполь перекинули, нам сказали, что Российская Федерация будет наступать на Украину, и начинать наступление будет с моря. Потом мы толком и не знали, что и где.

Потом нам сказали ехать на границу Луганской и Донецкой области, просто на укрепление границ. Мы и ехали — укреплять, вообще не думали, что воевать придется.

— А потом?

— А потом уже деваться некуда было, началась война. Некоторые пытались отступать, но их сзади «айдаровцы» накрывали, зачистка такая была. То есть отступишь — «айдаровцы» накроют, пойдешь вперед — ополченцы. Ни туда, ни сюда. Да и конкретно до конца мы не знали, с кем воюем. До определенного момента…

— До какого? Когда вы поняли, с кем именно бьетесь?

— Против нас стояли ополченцы, ну, это они так себя называли, а так обычные шахтеры, трактористы, то есть гражданские. Их профессионализм явно давал понять, с кем мы воюем.

Я, как танкист, оценивая танкистов-ополченцев, могу сказать, что редко попадались профессиональные экипажи. Были и такие конечно, но, скорее всего, как и у нас — либо офицеры, либо люди, прошедшие Афганистан или еще что, а так в большинстве — обычные, простые люди.

Но во всей суматохе поняли мы это не сразу. Нас постоянно переформировывали, перебрасывали туда-сюда, из одной роты в другую.

— И, что ты чувствовал, когда, наконец, понял?

— До последнего не верил, что Украина мирных обстреливает, но когда узнал что населенный пункт мой, где я родился и вырос, с самолета бомбили, то после этого момента меня как перемкнуло. С того момента больше я уже не воевал и почти сразу, при первой возможности, ушел в Россию.

— А твои сослуживцы? О чем они говорили, как оценивали эту войну?

— После того, как поняли, что со своими воюем, были у меня разговоры со старшими сослуживцами. Ну, там так говорили: «А что поделать, приказ есть приказ, нам говорят, мы делаем. А зачем и почему — не наше дело. Мы — армия».

Так и сказали мне. Другого пути не было, либо сзади добробаты (добровольческие батальоны) нас бы зачистили, либо спереди ополчение. А умирать ведь никто не хочет. Вдобавок — умирать за что? За что — больше и сами не знали.

— А как вы вообще жили в летний период боевых действий?

— Когда мы уже воевали, то нам боеприпасы и горючку поставляли постоянно, правда не знаю, откуда и как. Больше не привозили ничего.

Есть приходилось всякое… Змей ловили, мышей, улиток. Пшеницу на поле сырую собирали, воду из луж кипятили. Мышь туда кинул, сварил, ее ведь поймать несложно, их в пшенице много бегает. Но улитки самые вкусные были, а змея — так вообще — она как шея куриная по вкусу.

— А вооружением как были обеспечены?

— Оружие у нас… Например, пехота наша сама собрала орудие — ПКТ (пулемет Калашникова танковый — примечание ЛИЦ), прикрученный проволокой на подставку от ПТУРа. Вот только прицел не помню, откуда, но бил, зараза, точно на 500 метров!

— На каком уровне была боевая подготовка?

— Тогда, в 2014-м, армия Украины была на нулевом уровне. Техники много сломанной было, опыта никакого, офицеры еще хоть что-то умели. Ну, еще те, кто с Афгана, резервисты, те умели все, конечно. Сейчас ВСУ более-менее, их сейчас возят на Яворив (Яворовский военный полигон ВСУ — прим. ред.), близи Львова, их там америкосы обучают.

— Вернемся к началу, когда у тебя произошел первый бой?

— Когда мы двигались по границе Донецкой и Луганской области в сторону границы Российской Федерации, у нас там первый бой произошел. Даже не с ополченцами, а с нашими, точнее с «айдаровцами» и «правосеками». Они нас не признали, потому что, по их словам, у нас не было определенных меток — полосок белых. А у нас их и не было, вот и попали мы под их обстрел.

— Вообще много было подобной неразберихи?

— Да постоянно! Как-то мы заблудились. У нас фильтры топливные забились, танк больше 40 километров (в час) не ехал. Соляру не сосет, не едет как полагается. Мы в походном марше, в тылу, отстали. Ну, колонна нас ждать не стала, сказали остаться одним, чиниться и догонять.

Мы починились, отдохнули и поехали. Заезжаем в село по маршруту, а там все рты открывают, у нас украинский флаг ведь. Вроде же едем правильно, не поймем, что не так. Я на башне сижу, все хорошо, прём.

А тут нас дед останавливает и спрашивает, мол, с какой мы стороны. Говорю: «А что, по флагу не видно?». А дед отвечает: «Так-так… А, видать, ничего, что с другого конца села стоят танки из Новороссии». Он за село побоялся, что бой будет, и разнесем дома, значит.

Как выяснилось, мы километров на 30 отклонились, механик сразу по-боевому, флаг сняли и напрямую через поля полным ходом драпать оттуда. Так 55–60 километров (в час) летели.

— А когда первый раз встретились в бою с ополченцами?

— В начале июня 2014-го у нас первый бой с ополчением произошел в Куйбышевском районе Донецкой области. Я тогда командиром танка Т-64 был — хорошая машина! Моя задача была наблюдать за обстановкой, искать цели, говорить, куда и чем стрелять, говорить механику, с какой скоростью ехать и когда остановиться.

Вот тогда у нас уже реальный бой был. Сильный, с потерями. Задача была — в село зайти на высотке, занять ее. Поехали три танки, три «бэхи» (БМП — боевая машина пехоты — прим. ред.) и пехота.

Сначала нас минометами крыть начали, потом один танк ополчения подъехал. Но ни мы его, ни он нас не подбил. Видно было, что там пацаны неопытные, глохли постоянно. Но одну нашу «бэху» из ПТУРа (противотанковая управляемая ракета — примечание ЛИЦ) подбили — должно было в танк попасть, а попало в нее.

Тогда каждый бой человек по 10 погибших у нас было. Стыдно признавать, что армию тут уделывали.

— А когда произошел твой последний бой?

— Последний мой бой был под Изварино в августе (2014-го). По пути на Изварино мы съехали с дороги, там с танком ополченцев зацепились, он промазал, нас не подбил. А потом мой механик выскочил на дорогу, газанул, нас крутануло, и мы в дерево влепились. Механик тогда голову себе разбил, мне на его место пришлось сесть. После этого я механиком стал — у нас водить никто больше не умел.

— И что произошло дальше?

— Заехали в село какое-то — названия не помню уже. Нам речку пересечь нужно было, а там мост разбит был, вот там нас начали крушить. Улочка маленькая, дома вокруг, не развернуться, не провернуться. Тогда я уже механиком был, понимал, что в Луганской области, свои дома жалко было.

Командир давал команду во двор заезжать, ворота ломать… Но я делал вид, что не слышу. Много тогда пацанов полегло, в основном, из пехоты. Танк наш уцелел, мне в лоб танка с миномета попало, но не пробило — динамическую защиту разбило, триплексы повыбивало. Тогда я испугался, конечно.

Но танкисты ополчения все равно не очень профессионалы были. Вот вылетает их танк, видно, что нормальный механик, а наводчик вообще косой, может, это нас и спасало.

— Но тебя все равно подбили?

— Да, был момент, когда в наш танк с ПТУРа в бочину попали. Это недалеко от Изварино было. Мы выехали на возвышенность, и я почувствовал удар, аж танчик шатнуло, и такая глушь сразу, тишина, в глазах темень сразу. Я машину обратно задним ходом. В голове мелькает «раз дым сзади не идет — значит, не горим».

Спускаюсь, рычаги на себя, машину останавливаю, по внутренней связи ору командиру — ответа нет, наводчику — тишина. Приоткрываю люк, чтоб свет бил, назад заглядываю через снаряды, а их уже нет в машине — они на ходу еще выпрыгнули и сбежали, подумали, что пробило, а там же БК (боекомплект)Автоматы, рожки, гранаты — все бросили и из машины выпрыгнули, молодцы ребята.

— А каковы результаты попадания?

— «Динамика» сработала, всю бочину разорвало. Испугался я, думал, что экипажа в живых нет больше, а я один. Вокруг стрельба: если поеду куда-то «кирдык», не поеду — то же самое. Задом сдавал, заехал в кусты и сел на место наводчика отстреливаться. А что оставалось делать?!

Потом командир с наводчиком подошли. Смотрю, а они в люк уже заглядывают — отсиделись, пока все утихло, и пришли. Говорят: «А ты чего здесь?!» Ну, я их послал, да и все…

— И что было дальше?

— Затем наша рота отошла. Появилась разведка, сказали, что сейчас реактивщики «Градом» накрывать будут. А мы отошли ближе к самому российскому Гуково. Укрепились и стояли на терриконе. Нам-то ничего не известно — идут бои, да и идут, нам ведь не докладывали ничего, — а, как оказалось, мы в окружении были уже.

Я ведь тогда уже не командиром танка был, там больше информации было, а когда мехводом стал, то сказали мне: «Сел, поехал!» — вот и вся информация.

Там мы на терриконе стояли, в одну сторону смотришь — Украина, в другую — Россия. Вот втихаря я и ушел вечерком. Спустился с террикона, перешел речку, и там, где видимости нет, ушел. Попал в русскую деревню, еще там меня погоняли местные.

— Это как?

— Мне название деревни узнать нужно было. Зашел во двор, там люди какие-то сидели, они испугались, я же в военной форме был. Они мне сказали, что за поселок, а такого названия даже в интернет-картах нет. Я шел по улице, снял китель, но штаны то все равно камуфляжные.

Вот увидел парня на велосипеде, а он спрашивает: «А ты кто и откуда?». Я отвечаю, мол, с террикона. «Нацик?!» — спрашивает он у меня. Нет, отвечаю, я из ВСУ. «Да вы все так говорите. Вы что, сюда наступать будете?!» — спросил он. Я говорю, что нет, что я сам ушел оттуда.

Тогда он мне сказал правильное название села. А тут дождик начинался, темнеть стало. Я решил переждать в доме брошенном, слышу, гул стоит, толпа бежит: пацаны, бабки, деды какие-то. Один дед с ружьем выбежал. Я оттуда в кусты залез с такой скоростью, что вылезти потом не мог, — как туда пробрался, даже не знаю. Они меня не увидели.

Потом я все с себя снял, из пистолета достал патроны, боек, все выкинул и ушел. А затем меня знакомые из России встретили и забрали.

— И не боялся бежать в Россию?

— Многие уходили в Российскую Федерацию. Да что многие!? Все, у кого были знакомые в России, уходили туда при любой возможности.

— Вопросы к тебе были?

— Да какие вопросы?! Я же сам пришел, официально, все рассказал. Сейчас иногда езжу в Луганск, на границе ко мне никаких вопросов нет ни со стороны ЛНР, ни со стороны россиян.

— Однако интервью ты даешь на условиях анонимности?

— У меня не только в Луганске, но и на Украине родные и близкие остались, и я боюсь за них, тем паче, что прецедентов полным-полно, когда СБУшники родню прессовали.

— И что ты теперь себе думаешь?

— Моему ребенку сейчас чуть больше года. Когда он вырастет и спросит, то я расскажу ему все, как есть. Скрывать ничего не стану. Жить я все равно здесь, в России, останусь, в Украину точно больше не вернусь.

Во-первых, меня там сразу посадят, а, во-вторых, там делать нечего, Украина уже совсем не та страна, в которой я начинал служить. Там жесточайшая дуриловка людей идет.

суббота, 9 сентября 2017 г.

Дело не только в надраенных танках. Почему россияне идут в армию.


В зеленых зарослях густого леса слышны взрывы, раздающиеся на полигоне, который находится в нескольких километрах. Грохот достигает забора, по всей длине обмотанного белым материалом. Он предназначен для того, чтобы случайные прохожие не видели происходящего на территории детского лагеря. Однако их и так мало в самом отдаленном углу военно-патриотического парка культуры и отдыха «Патриот», что недалеко от Москвы.

За забором видны фигуры. Инструктор учит детей проходить полосу препятствий. Поодаль под белым навесом группа подростков делает зарядку. Лагерь открыло военное движение российской молодежи «Юнармия». Эта организация непосредственно связана с российской армией и была создана осенью 2015 года по инициативе министра обороны Сергея Шойгу. Сейчас в ней состоит 140 тысяч человек.

Это добровольное движение со строгой армейской дисциплиной представляет собой нечто между чехословацким «Союзом для сотрудничества с армией» и пионерской организацией в эпоху фиджет-спиннеров и видеоблогеров кажется реликтом, оставшимся от времен серпа и молота. Однако молодые россияне так не считают.

Патриотизм — это здорово.

«Мы стараемся взять все самое лучшее от пионерской организации, скаутов и всех патриотических клубов, которые появились еще в 90-е годы. Мы стремимся объединить их подходы и создать единую воспитательную методику», — так Наталья Малахова, представитель главного штаба «Юнармии», комментирует те образцы, которые организация берет за основу.

Детское движение лишь отдаленно напоминает пионерское. Члены движения не носят галстука — на них только красные береты, на которых вместо портрета Владимира Ильича Ленина прикреплен значок в виде орла с пятиконечной звездой. Такую же звезду использует Министерство обороны, предложившее членам «Юнармии» форму.

Малахова отрицает, что организация учить детей только ходить маршем и собирать и разбирать автомат.

«Мы учим детей волонтерству, вместе с ними сажаем деревья, ходим в походы. Мы открываем для них лагеря, помогаем получить базовый профессиональный опыт. Наша первоочередная задача — воспитать квалифицированные кадры, которые по-настоящему любят свою родину. Есть много специальностей, которые могут быть полезны для страны, и не обязательно они имеют отношение к армии. Речь идет о медицине, журналистике или технических специальностях», — говорит Малахова.

Сажать деревья — это хорошо, но больше всего молодых россиян привлекает обещание министра обороны Сергея Шойгу, который во время торжества в часть создания организации заявил, что ее члены смогут пострелять из всех видов оружия, кроме баллистических ракет. Для ядерного оружия члены «Юнармии» еще малы.

По словам представителя главного штаба «Юнармии», интерес к организации, в которую могут вступить молодые россияне в возрасте от восьми до 17 лет, растет по мере роста популярности российской армии.

«Дети идут к нам потому, что патриотизм — в моде. Это такая патриотическая волна. Интерес растет с каждым годом. Здорово видеть глаза, сияющие патриотизмом», — говорит Наталья Малахова.

В прошлом году российское социологическое агентство ВЦИОМ опубликовало данные об отношении общества к вооруженным силам. Опрос показал, что россияне считают армию одной из главных опор страны, наряду со школой и семьей, связывая армию с поддержкой традиционных ценностей и любовью к родине. Церковь, средства массовой информации и, главное, политические партии в этом смысле пользуются намного меньшей поддержкой респондентов.

Это закономерно, что подтверждает Сергей Шапков, подполковник юстиции и заместитель начальника отдела по образовательной и методической деятельности военного университета Минобороны в Москве.

«С 2013 года, когда на Украине произошли определенные события, до 2017 года интерес к обучению в нашем университете вырос на 30%. Средства массовой информации рассказывают, что все операции российской армии заканчиваются успешно. Люди туда не ездят, не видят событий собственными глазами, но эффект есть», — говорит российский офицер.

В подконтрольных государству СМИ вооруженные силы регулярно преподносятся как боеспособная сила, которая борется с терроризмом и помогает завоеванным народам. Применение баллистических ракет и эффектная ликвидация сирийских антиправительственных боевиков как будто убеждают россиян: в современном мире, в котором Москва добивается своего места на международном Олимпе, лучше всего придерживаться принципа царя Александра III, который говорил, что у России есть только два союзника — армия и флот.

Безоговорочная поддержка армии сказывается на результатах опросов. Даже смерть российских солдат, которые время от времени гибнут в Сирии, не приводит к социальному неодобрению или антивоенным, антимилитаристским протестам. При этом, как подчеркивает капитан Андрей Мадуров из призывной комиссии, хорошо продуманная пропаганда отлично скрепляет армию и патриотизм.

«Мне кажется, в последнее время людей в армию привлекает патриотизм. Он связан с пропагандой и воспитанием в семье. Когда Советский Союз распался, гордость за армию постепенно утратилась. Теперь это чувство возрождается», — объясняет военный психолог.

По его мнению, россияне перестали бояться армии и связывать ее исключительно с дедовщиной, которой она раньше славилась. В 90-е годы Вооруженные силы были символом бедности и поражения, а теперь профессию военного считают современной, а армию — синонимом патриотизма.

Армия дает стабильность в кризисные времена.

2013 год стал для Москвы символичным. На Украине начались антиправительственные выступления, а в России разразился масштабный экономический кризис. С ним российское правительство не может справиться по сей день. Подтверждение тому — последние данные статистического органа Росстат. Его специалисты выяснили, что треть российских предприятий в самых разных отраслях российской экономики давно является убыточной. Их дефицит достигает одного триллиона рублей.

Армейский «охотник за головами», который носит мундир уже 12 лет, не скрывает, что экономическая ситуация также является немаловажным фактором, который привлекает молодых россиян в армию.

«Экономическая ситуация в стране также оказывает влияние. Правительство способствует тому, чтобы престиж армии рос, и щедро ее финансирует. Люди тоже это видят», — полагает Мадуров. По его словам, молодые люди имеют право вступить в профессиональную армию с 18 до 40 лет. Самый большой интерес проявляют те, кому меньше 30 лет, потому что у них больше шансов сделать военную карьеру. Разумеется, вооруженные силы обеспечивают им социальные преимущества. Так, например, им гарантирована достойная пенсия и квартира.

«Мы каждый день ведем статистику, и сегодня к нам пришло более 50 человек. Больше всего их интересуют условия службы и зарплата. К нам приходят также те, кто давно отслужил. Какое-то время они жили гражданской жизнью, а теперь захотели вернуться, потому что видят в армии стабильность. Здесь никто никого не бросит на произвол судьбы», — добавляет психолог, который вербует в армию на международной выставке «Армия-2017».

Ту же тенденцию усматривает подполковник Шапков из московского Военного университета. «Интерес к нашему университету действительно растет. Конкурс составляет от полутора до шести абитуриентов на место в зависимости от специальности. Наиболее популярные специальности — „иностранные языки" и „экономическая безопасность". Это связано со стабильностью в обществе, со стабильностью и уважением к людям в форме. Служба в армии означает перспективу стабильной работы и достойной зарплаты», — говорит Шапков.

Вместе с тем он не скрывает, что для молодежи в российских регионах, где трудно найти достойную работу, армия — это единственная из немногих возможность чего-то добиться в жизни и подняться на пару ступеней вверх по социальной лестнице. Такова традиция, а кроме того, сегодня армия для россиян — это здорово.

Йиржи Юст (Jiří Just).

Источник - https://inosmi.ru/social/20170904/240192957.html
https://zpravy.tiscali.cz/neni-to-jen-o-nalestenych-tancich-proc-rusove-jdou-do-armady-302440

Внутренняя война украинских ветеранов. Профилактика ПТСР.


Ukrainian veterans’ war within. Away from the front line, one grassroots organization attempts to break mental health stigma and help veterans rebuild their lives.
By JACK LOSH 9/8/17, 4:05 AM CET

Вдали от линии фронта одна добровольческая организация пытается справиться с психическими травмами и помочь ветеранам заново наладить их жизнь.

Джек Лош (Jack Losh).

Груновка, Украина. Пока в изнемогающих от зноя полях гремели ружейные выстрелы, Макс Стодола смотрел на них пустым взглядом: «Все произошло так быстро: я не мог ничего поделать. Я просто подумал: "Пока, пацаны, приятно было познакомиться"».

Это был август 2014 года. Через несколько дней врач-волонтер собирался закончить свою учебу в университете, — этого времени как раз хватило бы, чтобы присоединиться к боям Киева за Иловайск — ключевое железнодорожное направление ... 

Когда он подъезжал к осажденному городу, граната, выпущенная из РПГ, приземлилась в нескольких метрах от него. Ее повело, и она сдетонировала рядом с его другом — ему в ногу попал осколок.

Далее украинские солдаты, окруженные пехотой, потерпели тяжкое поражение. К тому времени Стодола вернулся в университет в Одессе. Там он узнал, что еще один его друг умер, бросившись на гранату, чтобы спасти своих сослуживцев.

Стодола, которому на тот момент было 24 года, уже пережил ранее артиллерийский налет под Донецком, где он лечил два десятка раненых. Он продолжал свою волонтерскую работу с перерывами еще 16 месяцев.

До ухода на войну лохматого стажера-дантиста из Одессы считали шутом — рот у него не закрывался, но он был добрым человеком. Когда он вернулся, что-то изменилось.

Он был злым, агрессивным: «Дайте мне малейший повод, и я взорвусь». Во сне его стали мучить кошмары. Он мог выйти из себя из-за обычного похода в магазин. Дома Стодола был вялым, но с трудом мог отвлечься. Он пошел к психологу, но выбежал из его кабинета в середине сеанса.

Хуже всего оказалось то, что общество как будто отвернулось от него. «Было ощущение, будто я был одновременно и здесь, и не здесь. Я был как дерево она обочине, мимо которого проезжают машины», — рассказывает он.

* * *
Спустя 9 месяцев после того, как он в последний раз покинул линию фронта, Стодола просыпается на рассвете и встречается с группой мужчин и женщин, которые тихо идут все вместе по пыльной тропинке. В лесной росе отражается солнечный свет, группа проходит мимо поросших кустарником траншей, похожих на шрамы на теле земли.

Некоторые из этих людей одеты в камуфляжную одежду защитного цвета. Они переходят через пустую дорогу и выходят на поле рядом с густым лесом. Здесь нет никакого прикрытия, но они пришли сюда не для того чтобы сражаться.

Группа встает в круг. С закрытыми глазами каждый закаленный в бою ветеран медленно делает вдох, и, воздев руки к небу, как йог во время медитации, начинает новый день терапии.

С самого начала войны в 2014 году десятки тысяч солдат покинули конфликтную зону восточной Украины, чтобы вернуться к мирной жизни. Возвращаться домой редко бывает легко. Они несут за собой психологическую травму, полученную во время сражений. Да, на Украине проблемы с психикой являются табу, и государство предлагает пострадавшим минимальную поддержку.

Несмотря на то, что столкновения на востоке продолжаются, Украина переживает еще более серьезный кризис вдали от линии фронта: это военные, страдающие от посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), которое может спровоцировать несдержанность, зависимость, тревожность и отчуждение.

Вот поэтому Ивона Костина помогает руководить «Побратимами», что значит «братья по оружию» (так в тексте — прим.ред.), организацией, возникшей по общественной инициативе, которая помогает ветеранам справиться с психической травмой, перебороть ее и поддерживать таких, как и они сами. 

20-летняя Костина и ее команда психологов протягивают руку помощи бывшим военным, от которых отвернулось раздираемое коррупцией государство. Организация обеспечивает им курсы интенсивной психотерапии, порой они проходят в весьма отдаленных районах страны.

Борясь с отторжением в обществе, получающие скромное финансирование группы — такие как организация Костиной — стоят в авангарде попыток страны исцелиться.

Vice chairperson of Pobratymy Ivona Kostyna poses for a portrait | Pete Kiehart for POLITICO

* * *
Еще до наступления утреннего часа пик по Киеву разъезжает микроавтобус, собирающий группу ветеранов и отправляющийся потом на восток, в заповедник. Во время долгого пути они проезжают по ухабистым шоссе, мимо пшеничных полей к украинской северо-восточной границе с Россией.

Костина сидит на переднем сиденье. У нее внимательный взгляд, она безупречно говорит по-английски — все благодаря тому, что она училась в международных школах в Абудже и в Триполи, где работал ее отец, украинский дипломат.

Почти четыре года назад во время событий на Майдане в Киеве Костина была одним из десятков тысяч демонстрантов, протестовавших против решения тогда еще занимавшего пост президента Украины Виктора Януковича остаться союзником России, а не Европы. Когда столкновения усилились, одного ее друга застрелил снайпер.

Его смерть привела Костину в отчаяние. Она покинула свой дом, добралась автостопом до Львова, который находится за более чем 500 километров от Киева, и устроилась там официанткой. «Я отказалась от всех своих планов на жизнь», — вспоминает она.

Несколько месяцев спустя, в июне 2014 года находившиеся на фронте друзья стали посылать ей сообщения, которые пробудили ее к жизни. Им не хватало продовольствия, говорили они, им нужна была помощь.

«В жизни каждого человека приходит свое время сделать что-то и осознать собственный потенциал, — говорит она. — На тот момент я была довольна тем, что ничего не делаю. Я осуждала других за то, что они делают недостаточно. В действительности, я осуждала саму себя».

Так Костина, которой на тот момент было всего 17, начала помогать военным, неоднократно рискуя собственной жизнью, чтобы доставить еду и одежду испытывавшим нехватку поставок войскам, сражавшимся с сепаратистами.

Она проводила все больше времени с военными, и они стали больше рассказывать ей о своих проблемах — о разводах, злоупотреблении запрещенными веществами, о самоубийствах. Перезагруженная задачами и находящаяся под огнем украинская армия не успевала разбираться с психологическим грузом, свалившимся на ее солдат.

Костина почувствовала, что она должна действовать. Через своих знакомых она собрала психологов, которые должны были разработать программу, облегчающую возвращение военных к гражданской жизни.

* * *

Ветераны смотрят на лесистый, холмистый пейзаж, пока микроавтобус наконец не останавливается на месте назначения — в Груновке. За высоким деревянным забором на поляне воссозданы домишки наподобие тех, что строились в селах украинских казаков.

С переплетенных ветвей деревьев свисают тяжелые яблоки, тропинки вьются и ведут в темный лес, где среди сосен еще со Второй мировой войны остались траншеи.

Деревенский заповедник принадлежит Владимиру Вакуле, неугомонному украинцу лет сорока. «Это место создано для того, чтобы собрать людей, мыслящих иначе, тех, кто является основой нашего народа, кто стремится воссоздать традиции наших предков, — говорит Вакула, бывший сварщик, предков которого депортировали в Сибирь в конце 20-х годов по указу Иосифа Сталина. — Эти солдаты — современные казаки. Поэтому они здесь могут чувствовать себя, как дома».

Группа совершает заплыв в находящейся рядом реке Псел, после этого все обедают мясом с гречкой, а потом собираются на первый сеанс терапии. На одном из мужчин футболка с надписью «Бывает тяжело. Поэтому мы изобрели военную медицину».

Они сидят в кругу, в центре которого сидит Артем Денисов — военный психолог с вкрадчивым голосом, в начале войны провозивший контрабандой бронезащиту из Польши для разбитой украинской армии, а потом ставший сооснователем «Побратимов».

«Когда ветераны болтают с глазу на глаз, это не всегда идет им на пользу, — говорит 30-летний Денисов. — Вы тянете друг друга все ниже и ниже, пока не окажетесь в дерьме. Мы поддерживаем формат "два плюс один". Кто-то будет якорем, который не даст другим уйти на дно».

По данным чиновников, около 500 украинских военных покончили с собой, около трети бывших военных страдают ПТСР. Некоторые считают, что, на самом деле уровень суицидов гораздо выше. Отсутствие достоверных цифр может скрывать размах кризиса, говорит Денисов, ссылаясь на бюрократию, плохое взаимодействие между правительственными службами и страх военных признаться в том, что им необходимо лечение.

Солдаты, психологи и группы правозащитников критикуют Министерство обороны Украины за то, что оно не смогло обеспечить военных достаточной поддержкой психологов. Сотрудник пресс-службы ведомства говорит, что психологи работают в военной зоне, но на самом деле мало кто обращается за помощью.

Павло Тихоновский, светловолосый румяный ветеран, присоединяется к дневному сеансу. 27-летний молодой человек вступил в «Побратимы», отслужив на востоке, и успешно прошел четыре уровня программы в прошлом году.

Но он прошел трудный путь. В феврале 2015 года этот доброволец принимал участие в кровавом наступлении на стратегически важную деревню Широкино. Около него упала минометная мина, убившая его сослуживца. Осколок раздробил Тихоновскому ступню, попал в спину и повредил кишечник.

У него были и раны, которые невозможно увидеть. Несколько месяцев он пролежал в госпитале в депрессии, его охватило ощущение беспомощности. «Я волновался, что никогда больше не смогу жить нормальной жизнью. У меня была травма, но никто в госпитале не знал, что сказать», — рассказывает он.

Рядом с ним сидит Андрий Ильченко — дородный и полный энтузиазма заядлый курильщик, вступивший в украинскую армию в начале 2015 года. Первые недели после возвращения домой в апреле 2016 года были трудными, говорит этот отец двоих детей. «Я был в состоянии анабиоза, жил в промежутках между действием и реакцией. Постоянно спал. Физически я был дома, но мысленно все еще оставался на войне», — рассказал он.


The ongoing war in eastern Ukraine has dealt a profound psychological impact on civilians and soldiers alike | Pete Kiehart for POLITICO

* * *
У Украины — сложные отношения с прошлым. Официальные версии истории наивны и все упрощают, заметая под ковер, например, сотрудничество с нацистами. Эта страна отличается широко распространенным нежеланием признавать шрамы, оставшиеся после гонений военного времени, и в целом разбираться в психологических проблемах.

Мачистская культура и наследие СССР поддерживают это чувство стыда. Советских диссидентов заключали в психиатрические больницы, cвязывая таким образом, правонарушения с психическими проблемами. Широко распространенные представления о солдатах оказываются перепутаны схожим образом.

«Тех, кто воюет на востоке, называют героями, — говорит Костина. — Когда они возвращаются домой, они становятся изгоями. Люди просто делают вывод, что это опасные алкоголики».

Костина сравнивает психологическую травму со сломанной рукой. «Если ты не пойдешь к врачу, она все равно будет болеть и будет мешать двигаться дальше. Если ты пойдешь к врачу, он может вылечить ее и подсказать тебе верное направление. Порой она будет болеть, но в результате кость станет крепкой как никогда», — говорит она.

Если оставить психологическую травму без лечения, то она отравит любые попытки военных вернуть жизнь в нормальное русло.

«Война расколола мою жизнь надвое, — рассказывает мне во время перерыва за чаем с печеньем 52-летний врач, присоединившийся к «Побратимам». Ранее он перенес артиллерийскую атаку.

«Когда солдаты возвращались с увольнительной, они должны были быть отдохнувшими, полными сил. А они говорили: "Дома было ужасно, я постоянно ссорился с семьей и друзьями". Нам надо было что-то делать», — сказал врач.

Холодило — энергичный лидер — занимается в «Побратимах» тренингом «на равных». Организация использует программу, состоящую из четырех частей. Она была разработана датским психотерапевтом и активисткой-правозащитницей Дитте Марчер (Ditte Marcher). Программа касается не только военного опыта участников. Она затрагивает всю жизнь человека, начиная с детства.

«Необязательно попасть на войну, чтобы получить травму», — говорит Холодило.

Программа исправляет неверное восприятие психического здоровья, она изучает психологическое воздействие вооруженного конфликта, учит ветеранов создавать сети поддержки и зоны безопасности, занимается лечением их травм и тренирует навыки поддержки друг друга.

56 ветеранов прошли программу полностью. Обычно она длится от четырех до шести месяцев. Волонтеры организации также выступают с лекциями во время разъездов, расширяя охват программы до тысяч людей.

* * *
Вечером Ильченко стоит у мангала, пока свиной шашлык шипит над забрызганными жиром углями. Собака Дип — золотистый ретривер, кличку которому дали в честь английской рок-группы Deep Purple — ходит и принюхивается, пока ветераны и психологи потягивают вишневый компот и сладкий черный чай (алкоголь здесь запрещен).

В товарищеской атмосфере вокруг костра Макс Стодола, новый член группы, говорит, что уже начал чувствовать силу совместного процесса коллективного лечения. Врач-доброволец боролся с чувством изоляции, вернувшись в общество.

Ему стало немного легче. Кошмары, мучившие его в течение многих дней, прекратились. Он стал ясно понимать, как можно вернуться к нормальной жизни. «Я только в самом начале, но я стал терпеливее к себе самому и к другим», — говорит он.

Когда мы снова встретились несколько месяцев спустя, он совершенно преобразился: выступает перед людьми, втянулся в сферу помощи ветеранам и их семьям.
«После первого же сеанса что-то во мне изменилось, — говорит он. — Теперь я знаю, что мне не нужно злиться. Я не должен отвергать людей, которые находятся в безопасности, которые живы. Я чувствую, что скоро еще много что изменится».

Источник - http://www.politico.eu/article/ukraine-war-trauma-treatment-battle/
http://inosmi.ru/social/20170909/240240452.html

воскресенье, 3 сентября 2017 г.

Минобороны РФ планирует создать научную роту психологов.


Минобороны РФ планирует создать научную роту психологов и социологов.

Главным управлением по работе с личным составом Минобороны РФ готовятся предложения о создании научной роты, которая бы призывала в свои ряды психологов и социологов, сообщил начальник Главного управления по работе с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации полковник Михаил Барышев.


«Если учесть, на каком серьезном уровне находится развитие информационных технологий, насколько сознание человека перегружено информацией, то становится понятно, что роль психолога, в том числе военного, становится особо значимой», – сказал Михаил Барышев в эксклюзивном интервью на стенде телеканала «Звезда» в рамках форума «Армия-2017».

По его словам, конкретные предложения по формированию роты будут подготовлены для министра обороны РФ Сергея Шойгу. 



Как известно, военнослужащим научных рот в перспективе предлагается продолжить службу на офицерских должностях.

Источникhttps://tvzvezda.ru/news/forces/content/201708231908-a6bi.htm